воскресенье, 6 сентября 2015 г.

Искусство освоения промзон



Освоение промзон сегодня находится в центре внимания девелоперов и градостроителей, в условиях дефицита свободной земли в крупных городах это зачастую единственная точка роста для развития. С какими сложностями сталкиваются архитекторы, работающие над обновлением архитектурного облика бывших заводов, фабрик и НИИ, и какие сюрпризы таят в себе уснувшие промообъекты? Какими экономическими соображения руководствуются собственники, выбирая между сносом или реконструкцией таких зданий — в случаях, когда дилемма возможна? Об этом в авторском материале рассуждает руководитель архитектурного бюро T+T Architects Сергей Труханов.

От Ливерпуля до Москвы
Для современных крупных городов территории, занятые промышленными, фабричными объектами, пустующие трамвайные депо, автобусные парки, газгольдеры, элеваторы — один из основных ресурсов для строительства жилых, коммерческих комплексов и культурных объектов внутри существующих городских границ. Так, индустриальные зоны Москвы занимают порядка 20,5 тыс. га, то есть пятую часть площади столицы (в границах до 2012 года), что является самым значительным территориальным резервом из всех рассматриваемых.
По этому пути идут западные и российские мегаполисы. Лондон и Ливерпуль подвергли редевелопменту целые кварталы и районы (из самых известных это Паддингтон, Шордич и Докленд в Лондоне, Альбер-доки в Ливерпуле, которые переделали в общественный квартал и филиал галереи TATE), Берлин, Москва с уже нашумевшими проектами реновации территории ЗИЛ и многих других фабрик («Красный Октябрь», «Даниловская мануфактура», «Луч», «Арма», «Винзавод» и др.), Санкт-Петербург (комплекс «Новая Голландия» и многие другие) и региональные центры, скажем, немецкий Гамбург или польский Лодзь. Растет интерес девелоперов к реновации промзон и в российских регионах.

Экономика проекта
Такие проекты сложны и заманчивы одновременно: работа с деликатной тканью исторической застройки промзон, вплетенных в городской ландшафт, требует ответственного подхода от всех участников процесса. Судьба промзоны и во многом ее будущий архитектурный облик определяется владельцем актива. Получая в собственность промышленный объект, собственник делает выбор, который задает вектор развития территории на годы вперед. Этот выбор в подавляющем большинстве случаев диктуется коммерческими интересами и финансовыми возможностями хозяев объекта.

Выбирать приходится всегда из двух вариантов: новое строительство или редевелопмент с сохранением существующих объектов. Первое — дешевле (в среднем, порядка 40–45 тыс. руб. за 1 кв. м против 55–60 тыс. руб. в случае редевелопмента) и зачастую проще в реализации, но не в согласовании, и существенно дольше. Второе — реновация — в большинстве случаев дороже, сложнее в осуществлении, но быстрее и легче согласовывается с властями, скорее окупается, поскольку сроки ввода в эксплуатацию таких объектов могут составлять от 9–12 месяцев, тогда как новый объект редко начинает генерировать прибыль ранее полутора-двух лет с момента старта его проектирования, затем согласования и строительства.

Новое строительство в рамках промзоны позволяет значительно увеличить технико-экономические показатели (ТЭП) здания: его этажность, объем, площадь. Работая же в рамках проекта реновации архитектор ограничен параметрами, заданными существующей постройкой, и не может их как-либо менять. Для городской застройки новое строительство — это хирургическое вмешательство, а редевелопмент — терапия.

Для оценки целесообразности возможных сценариев зачастую прибегают либо к услугам компаний консультантов, либо сразу к архитекторам. Основная задача при этом — определить конечную площадь объекта, сроки и стоимость реализации исходя из существующих для каждого из вариантов ограничений.

Для девелоперов объекта на проспекте Вернадского в Москве нам пришлось подготовить две полноценные концепции. В бывшем административно-торговом здании площадью 3,5 тыс. кв. м 70% площадей занимали продуктовые магазины, объем необходимых инвестиций в реновацию под полноценный офисный центр с зоной ретейла должен был составить порядка 175 млн руб. при сроке реализации в 16 месяцев с момента начала проектно-изыскательских работ. Мы рассмотрели сценарий полной внутренней перепланировки с заменой фасадов. Зачастую это влечет за собой перемещение лестничных и лифтовых узлов, что выливается в серьезные конструктивные изменения. Добавление помещений стрит-ретейла требует организации загрузочных зон, которые не предполагались предыдущим функционалом объекта, и тут уже добавляется работа не только со зданием, но и прилегающей территорией — правильное и грамотное разведение транспортных и людских потоков. Работа в заданных объемных параметрах объекта (пятно застройки и высотность) не дает нужной гибкости в планировочных решениях. При таком варианте девелопер четко должен себе отдавать отчет, что высок риск появления неликвидных лотов. Все эти факторы существенно влияют как на стоимость реализации проекта, так и на перечень и сроки необходимых согласований, и важно не перейти черту, после которой становится проще снести и заново построить.

Второй сценарий предполагал демонтаж существующего объекта и строительство нового и во многом развязывал нам руки. Во-первых, нас уже не сдерживали границы объекта, и мы ориентировались на разрешенную плотность застройки участка. Во-вторых, появлялась возможность задать необходимую конфигурацию и положение объекта на участке, что сразу снимало множество логистических проблем. В-третьих, при сопоставимых с редевелопментом затратах инвестор может получить объект классом выше, используя более качественные строительные, отделочные материалы и инженерное оборудование. Так, для рассматриваемого объекта в 3,5 тыс. кв. м при его демонтаже и новом строительстве мы получали потенциальную возможность реализовать объект в 18,5 тыс. кв. м, в том числе с учетом двухуровневого подземного паркинга на 116 машино-мест (примерно 5,5 тыс. кв. м). Оценочный объем инвестиций при этом сценарии составлял порядка 760 млн руб.

Для другого объекта, одного из административных корпусов бывшего завода на севере Москвы, в котором до реновации уже находились офисные помещения и который предполагалось выделить в полноценный обособленный бизнес-центр класса В, объем инвестиций в редевелопмент 9 тыс. кв. м площади составил чуть менее 400 млн руб. со сроком реализации также 15–16 месяцев. Подобная разница стоимости вложений на 1 кв. м как раз связана с уровнем адаптивности «материнского» здания под новое назначение, а также с незначительным вмешательством в конструкции объекта, которые по результатам проведенных обследований показали необходимость лишь локальных усилений.

Новое строительство требует большого количества согласований, получения исходно-разрешительной документации — этот процесс может длиться до года, в зависимости от сложности площадки и грандиозности замыслов. Таким образом, процесс запуска строительства проекта может не просто затянуться (в среднем сбор документов занимает от 4 до 6 месяцев), но и вовсе не начаться. А ведь к этому моменту объект, как правило, уже перестает генерировать денежный поток и начинает простаивать, принося убыток.

Используя результаты предварительного анализа, девелопер самостоятельно или с привлечением консультанта может с большей точностью спрогнозировать арендный поток или стоимость продажи, учитывая класс получаемого объекта и потенциальные ставки.

Подводные камни реновации
Быстрый путь редевелопмента существующих объектов в большинстве случаев сопряжен с неожиданными сложностями, которые выявляются только в процессе строительства и редко могут быть спрогнозированы заранее. Такие проекты всегда требуют тщательной предварительной экспертизы и дополнительных изысканий уже в процессе реализации.

Проводя перед проектированием дополнительные изыскания несущих конструкций одного из построенных в первой половине прошлого века зданий в центре Москвы мы обнаружили, что все его несущие колонны неоднородны. Архивные изыскания предполагали, что все несущие элементы — железобетонные, однако оказалось, что часть из них была монолитными, часть металлическими, часть представляла собой кирпичную кладку в металлической обойме, будто каркас здания возводился из подручных материалов. Данный факт увеличил изначально предполагаемую стоимость работ с конструкциями здания на 30%. Удача, что инвестор согласился провести повторное обследование и это было выявлено при проектировании, а не при строительстве уже самого объекта.

При проектировании пяти корпусов делового комплекса в Замоскворечье (также проект на основе редевелопмента промышленных зданий) пришлось закладывать под каждый из корпусов свой собственный тип усиления несущих конструкций. Это было обусловлено тем, что здания строились в разное время и по разным технологиям, начиная от деревянного особняка и заканчивая административным зданием, построенным хозспособом в 60-х годах ХХ века. При новом строительстве риск непрогнозируемого и существенного роста бюджета стройки от вновь выявленных особенностей здания гораздо ниже.

Но не только неприятные сюрпризы сопровождают редевелопмент. Работая с территорией мельницы Шмидта в Саратове, построенной в 1899 году на берегу Волги, мы обнаружили множество артефактов, которые удалось реанимировать и вдохнуть в них новую жизнь. Одним из них стал полутораметровый в диаметре старый колодец, который находился возле паровой котельной. Особенность его в том, что на уровне 40 м он соединялся с рекой через 200 м. В проекте колодец стал центром одной из площадей в рамках реконструкции всей территории бывшей мельницы.

Определение концепции проекта
Помимо крепости несущих конструкций и фундамента долгую и успешную жизнь объекту редевелопмента гарантирует верно выбранный инвестором новый функциональный профиль. Собственники небольших, отдельно стоящих объектов не всегда привлекают консультантов для оценки потенциала коммерческого использования промышленного здания, полагаясь на собственное бизнес-чутье. В случае ошибки с выбором специализации объекта он будет стоять пустым вне зависимости от качества архитектурного проекта и уровня его воплощения. Этот подводный риф редевелопмента вполне возможно успешно миновать на самом раннем этапе планирования реновации промзоны. Заложенная в проект функция должна удачно вписываться в существующий городской контекст, отвечать потребностям потенциальных пользователей предлагаемых сервисов — будь то офисы, апартаменты, музей или торговый комплекс.
Готовясь к работе над территорией и объектами комплекса мельницы в Саратове, мы совместно с консультантами провели оценку восьми сценариев развития территории с разной пропорцией распределения функциональных зон, их состава и расположения. Было найдено оптимальное распределение офисных и жилых объектов, ретейла и общественных зон, учитывающее и коммерческие интересы инвесторов, и запросы городских властей. Именно им принадлежала инициатива строительства многофункционального концертного зала на месте самого крупного элеватора. Этот объект и стал в конечном итоге доминантой всей территории, тем самым магнитом, который в том числе позволил создать непрерывный поток посетителей по всей территории квартала, а не только исторической ее части.

Комментариев нет:

Отправить комментарий